28 ноября 2013

Про эпический ремонт и ноябрьский шторм на Пхукете

Зиму 2013-2014 мы решили провести в каком-нибудь месте потеплее Питера. Выбор места был однозначен — Пхукет. Потому что там Uminoko, и можно будет полгода провести рядом с яхтой.

В назначенный день мы отправились в путь. Дорога заняла около полутора суток: сначала поездом до Москвы, потом пересадки в Германии и Эмиратах. Прилетели около полуночи довольно обалдевшие. Переночевали, денёк осмотрелись, а на следующую ночь уже перегоняли Юминоко с Чалонга на место будущего ремонта — в Royal Phuket Marina.

Ремонт делался в честь того, что кэп нашёл инвестора на King's Cup Regatta. И сразу понастроил громадьё планов — подремонтировать и покрасить корпус, зашпаклевать и покрасить салон, напилить новых пайол вместо прогнивших, поставить якорное устройство, починить палубу, нанести необрастайку, поменять все верёвки, смазать все лебёдки, воткнуть новый гальюн и ещё массу разного сделать. И всё за месяц.

Чтобы переделать такую необъятную работу, одного Николая Николаевича и двух косоруких программистов явно мало. Так что кэп нанял своих соседей-тайцев, вроде как имеющих опыт ремонта лодок, и поручил им корпус и палубу.

Процесс

И понеслась. Я, воспользовавшись затишьем на работе, взяла отпуск, и мы каждый день ездили с кэпом в марину и пахали там с утра до вечера без выходных.

Снаружи
Снаружи
Внутри
Внутри
Такой вот отпуск на Пхукете на яхте
Такой вот отпуск на Пхукете на яхте

Тайцы работой не запариваются вообще. Таец может работать час, а потом два часа просто сидеть в тенёчке под соседним катером. И ему не скучно. Часто приходили на работу всей семьёй с ребёнком и маленькой собачкой. С ними пинать балду ещё удобнее.

Притащили родственника с ногой в гипсе. Он каким-то образом залез на леса со шлифмашинкой и нормально сел шкурить.

Кэп их не пинал, потому что работал, не поднимая головы, и вообще принципиально предоставил управление рабочими их прорабу. Хочешь заработать — делай быстро, и тогда я дам тебе ещё работы, а значит, ты ещё заработаешь. Прораб, судя по всему, был не меркантилен. Он редко приходил, говорил, что на жаре краска не сохнет, и обещал работать по ночам. За ночь редко что менялось.

Бригада тайцев в ударе. Один работает — остальные чешут пузо
Бригада тайцев в ударе. Один работает — остальные чешут пузо

В общем и целом, работали тайцы отвратительно, символизируя собой весь аутсорсинг. Лёша даже написал про них очень точную статью, к которой нечего добавить.

Аутсорсинг такой аутсорсинг
Аутсорсинг такой аутсорсинг

Купили толстой фанеры на пайола. Тайцы предложили вроде бы разумную вещь — покрыть её полиэфиркой. Кэп сдуру согласился. Те мало того, что покрыли ещё не распиленные листы, так ещё и намешали полиэфирку с отвердителем в неправильных пропорциях, и она не встала. У нас оказалось три листа липкой фанеры. Конечно, после выпиливания все пайола были в трудноочищаемой стружке, и понадобилось их долго отмывать, потом красить, и в результате всё равно получилось черт-те что. Вот так легко и быстро тайцы создали нам в три раза больше работы.

Обычное состояние судовладельца во время ремонта
Обычное состояние судовладельца во время ремонта

Отдельная ржака получилась с названием. Сосед-таец вырезал буквы и цифры из оракала ножницами, а мы клеили их, как обычные наклейки. Получилось хуже, чем было, но зато у нас теперь эксклюзивный хенд-мейд логотип от тайских дизайнеров.

Приклеиваем название
Приклеиваем название

Наших косяков тоже хватало. Мы с Лёшей всё-таки не рабочие и не умеем делать руками много, быстро и хорошо. Мне всегда нравилось заниматься яхтенными работами, но только чтобы не было спешки. За месяц этого ремонта и потом ещё неделю регаты я совершенно вымоталась и вспоминаю этот эпизод, как один из неприятнейших периодов своей жизни. Не надо так. Яхта должна приносить радость.

Окончание

Через месяц лодка выглядела так:

На 23 ноября мы назначили спуск на воду. В этот день была сизигия, так что мы могли беспрепятственно выйти из марины и уйти на Чалонг. Дело в том, что вокруг очень мелко, и Uminoko со своими 2.20 метрами осадки может ходить там только раз в месяц.

Путь в Royal Phuket Marina
Путь в Royal Phuket Marina

Утром мы с Николаем Николаевичем и старпомом Аней приехали в Royal Phuket Marina с намерением спустить и перегнать лодку. Но глядя на усиливавшийся ветер, мы всё меньше и меньше хотели это делать.

— Не хочу я сегодня в море, — сказала я.

— Что-то я тоже не хочу, — согласился Николай Николаевич.

— Я не хочу сегодня спускать вас на воду, — сказал подошедший попозже таец-крановщик.

— Надо же, какая жалость, — вздохнули мы с облегчением и поехали домой.

Шторм 23 ноября посрывал мертвяки, повыбрасывал лодки на берег, а на Чалонге, где народ довольно тесно стоит на якорях, многие просто побились друг о друга. У нашей знакомой русской лодки растянуло звенья на якорь-цепи. А Uminoko стояла на берегу, в целости и безопасности.

Немного картинок о последствиях шторма.

Все фотографии сделаны спустя 3 недели. В этой бухте всё время тихо. Даже жемчужная ферма там расположилась именно по этой причине. Народ спокойно стоял на минимуме якорь-цепи, что и подвело, когда неожиданно засвистело даже здесь.

Владельца первой яхты мы встретили неподалёку от неё. Он снимает с неё всё, что возможно, и распродаёт. Лодки Switchblade принадлежат чартерной компании. Зашли к ним на базу выразить сочувствие, там нам рассказали, что до сих пор ждут страховую компанию, и поэтому не могут ничего делать с лодками. Одну из них вполне можно восстановить, а у второй уж очень сильно повреждён корпус. Очень жаль, хорошая лодка, фарровский проект.

Спуск на воду

Через день мы всё-таки спустили Юминоко на воду.

К нам едет подъёмник
К нам едет подъёмник
Рабочие заботливо оборачивают стропа целлофанчиком
Рабочие заботливо оборачивают стропа целлофанчиком
Дают время закрасить необрастайкой следы от кильблока
Дают время закрасить необрастайкой следы от кильблока
Потом подъёмник отвозит лодку на место спуска
Потом подъёмник отвозит лодку на место спуска
Спускаемся
Спускаемся
На воде
На воде

Команда подъёмника сработала безупречно. Даже заметили пропущенное нами пятно от кильблока и дали время замазать его необрастайкой.

Но не обошлось без эксцессов. При подходе к месту временной стоянки заглох двигатель. Вокруг куча катеров, а мы едем чёрт знает куда. Николай Николаевич среагировал, как всегда, моментально: схватил ходовой конец носового швартова, прыгнул и ним в воду и доплыл до понтона.

Выводил из марины нас лоцман. По пути посадил два раза на мель, обновив свежепокрашенный фальшкиль. Вода была уже не такой высокой, и мы еле проползали по осадке.

Лодка, заметно похорошевшая, направилась на место стоянки — пляж Ката. Там мы кинули якорь, и по дороге на берег почти перевернулись на динги в прибое. Потом были гонки, и они были скучные — пять дней одна и та же дистанция по два раза.

В общем, сделано было очень много, хоть кое-что и как попало, а главное — благодаря нашему ремонту мы спаслись от шторма.

Нет комментариев

Оставьте комментарий