20 апреля 2014

Вокруг Малайзии. Возвращение: Порт Диксон – Пхукет

(Окончание. Начало здесь)

В ночь с 16 на 17 апреля мы вышли из Порта Диксон на Пхукет. Прогноз погоды был не особенно приятный: все 400 миль дожди и слабый встречный ветер. Мы морально приготовились штилевать и чуть ли передвигать вылет.

Прогноз сбывался, так что много молотили двигателем. Мы вообще-то не любим ходить под мотором и всячески этого избегаем. Ему 29 лет, и время от времени там сыпятся разные узлы. Да и ходит лодка под ним не больше 3 узлов. Поэтому мы идём под парусом до последнего и в штилях стоять не стесняемся. Но тут особый случай, и, когда скорость падала ниже полутора узлов, мы уже заводились.

Проштилевали первые сутки. Потом добрели до Пангкора и любовались на него ещё полсуток. А вот дождей пока не наблюдалось, хоть и было слегка облачно.

Поймали ветер
Поймали ветер

Поменяли стаксель на лёгкий. Есть у нас старая гоночная генуя из плёнки с кевларовыми и карбоновыми волокнами. Не одну гонку Юминоко под ней выиграла. Но тогда, как и положено на гоночных лодках, не было закрутки. А с закруткой она велика по передней шкаторине. И вот я долгими тайскими зимними вечерами её переделывала. На два месяца растянула эту адову работу. Но когда мы в слабый ветер её поставили, и она даже в штиль нас потащила, я поняла, что всё было не зря.

Лёгкая генуя работает даже в штиль
Лёгкая генуя работает даже в штиль

Боут (усиленный угол паруса) — моя гордость. До чего же я запарилась прошивать эти сто слоёв плёнки и дакрона
Боут (усиленный угол паруса) — моя гордость. До чего же я запарилась прошивать эти сто слоёв плёнки и дакрона

Шквалы

На вторые сутки начались шквалы по ночам. Сидит однажды Николай Николаевич на рассвете на вахте, остров какой-то проходит. А из-за острова раз и шквал. Не видно его было в такой ситуации. Лодку кладёт, по салону начинают летать консервы. Мы с Лёшей катапультируемся из коек на палубу и убираем все паруса. Дождь при этом льёт, как из шланга. Убрали, забункерились в салоне, поставили брандерщит, дрейфуем. Под одним такелажем нас тащит 6 узлов в обратном направлении. Даже обидно: днём ползём два узла, а тут так быстро теряем пройденное. Через полчаса ветер стихает.

Тем ветром сдуло с лееров солнечную батарею, закреплённую пластиковыми стяжками. По счастью, не совсем унесло, вытащили. О борт у батареи стекло побилось, но она осталась в рабочем состоянии. Правда, ненадолго: через пару недель Николай Николаевич всё-таки её выбросил.

С тех пор шквалы стали случаться стабильно каждую ночь как по расписанию — в 2-3 часа ночи, как раз на моей вахте. Обязательно какая-нибудь чёрная-пречёрная туча прибежит хоть против ветра и устроит большой бэмс. Хорошо, ночи были лунные и окружающую действительность было неплохо видно. Но страшно всё равно.

Сидим с Николаичем, смотрим на очередную приближающуюся чёрную тучу с дождём.

— Понимаешь, туча — она как пожилая дама. Надо ей оказать знаки внимания, уступить дорогу.

Через полчаса дождь в туче рассосался, стало не так страшно:

— Вроде убежали. Вон там ещё хвостик небольшой остался.

Хвостик устроил нам смену ветра на 180 с усилением, заставил убрать грот (что довольно нелёгкое занятие, тем более ночью) и час поливал дождём.

— Недобрая дама. Ещё и с собакой.

— Ага. Баскервиллей.

Так что неправду говорят, что в Малаккском проливе всегда тишина. Всякое бывает.

Каждую ночь полыхают молнии. Резкими такими вертикальными полосами и зачастую без грома. Иногда кажется, что совсем близко. Иногда мачта начинает издавать слабый электрический треск. Надо бы как-нибудь погуглить про яхтенные молниеотводы.

Корабли

Больших пароходов особенно не повстречали. Только возле Порта Диксон стоял жирный танкер и светился, как целая якорная стоянка. А вот рыбаков много, особенно возле Лангкави. Мы к рыбакам уже привыкшие, практически на завтрак их едим, но иногда и они ухитряются кровь сворачивать.

С одним как-то не могла разойтись минут 40. Ветра мало, лодка ползёт три узла, а он трал тащит и тоже три узла. Так и идём мы с ним параллельными курсами на расстоянии метров 50, он только чуть сзади. Хочется поприводиться-поуваливаться, но под носом у него маневрировать совершенно ни к чему. Потом он под корму нам нырнул, какое-то время ещё пораздражал да на якорь встал.

А вот симпатичный рыбак. А на корме у него гамак. И в гамаке сидит чувак
А вот симпатичный рыбак. А на корме у него гамак. И в гамаке сидит чувак

Финиш

21 апреля утром я проснулась, выглянула из люка и увидела знакомый ландшафт Пхукета. Мы встали на Чалонге, не торопясь собрались и сошли на берег, чтобы уже не вернуться.

Итого 400 миль за 4,5 суток. Для слабого ветра и лавировки вполне неплохо. Юминоко лучше всех, и экипаж её невероятно крут.

Экипаж
Экипаж

Двигатель, надо отдать ему должное, за весь поход ни разу серьёзно не подвёл. Только вот за двое суток до Пхукета закапризничал: начала течь помпа охлаждения. Каждые полчаса дизелирования нужно было вычерпывать из-под двигателя воду. Неприятно.

А полный маршрут получился такой: Пхукет — Лангкави — Пангкор — Порт Диксон — Джохор-Бару — Сингапур — Тиоман — Порт Диксон — Пхукет. Это примерно 1400 миль. Мы много стояли, и поэтому поход занял 8 недель. Тем внушительнее получилась запись в логбуке.

Маршрут вокруг Малайзии

Эксперимент по сочетанию жизни на яхте и работы программистом прошёл вполне удачно. Я вроде ничего не завалила, а также выяснила, что мало интернета зачастую хорошо влияет на производительность. Единственное, в мирное время я обычно успеваю читать книжки, проходить всякие курсы на Coursera и делать ещё кучу вещей, а тут получалось только писать код, готовить еду да перегонять яхту.

Нет комментариев

Оставьте комментарий