2 ноября 2010

Регаты в Южной Корее, осень 2010 г.

Знаковым оказался для меня 2010 год. Я начала ходить на 40-футовике, сходила в свой первый большой поход, а потом ещё и в первое загранплавание — в Южную Корею.

Собирались мы туда не просто так, а на две регаты — «Кубок адмирала Ли Сун Сина» и «Мокпо – Чеджудо». А ещё поставить Юминоко на зимнюю стоянку. Многие приморские судовладельцы на зиму отгоняют лодки в Южную Корею. Там море не замерзает, и поднимать лодку не нужно. А ещё это гораздо дешевле, чем стоянка на родине, даже с учётом обратных билетов на самолёт или тем более паром.

Начиналось всё нервно. Сначала я попала в один интересный проект на Андроиде. Разработка только начиналась, и так сразу уходить в моря было как-то не очень. На яхте тоже было не всё гладко. Из России ведь просто так за рубеж на яхте не выйдешь, нужно получить всякие бумажки, без которых тебя не выпустят на границе. Люди, выдающие бумажки, такие же вредные бюрократы, как и много где. В общем, кэп устроил войну с техкомиссией, и ходил злой.

Но ближе к выходу всё разрешилось. Команда на проекте оказалась неадекватной, и я безжалостно оттуда ушла. А ещё мне на удивление быстро дали корейскую визу. Кэп тоже всех победил, и 8 октября мы вышли на Тоньён экипажем в 7 человек.

Во Владивостоке в октябре не жарко
Во Владивостоке в октябре не жарко

Мост через Босфор Восточный ещё строится
Мост через Босфор Восточный ещё строится

Владивосток – Тоньён

Вот маршрут до Тоньёна. 650 миль, неоднократно исхоженные приморскими яхтсменами. Главное — не забрести нечаянно в Северную Корею. Общеизвестна байка, как некий рулевой поставил возле компаса магнитофон, в результате яхта уехала именно туда, а северные корейцы их поймали и отобрали всю еду. Очень популярная история, рассказывается про самые разные в основном находкинские яхты.

Просмотреть Vladivostok - Tongyeong на карте большего размера

Владивосток проводил нас холодным дождем со встречным ветром. Вахты определили по двое 2 через 4 часа. Первые пару дней было грустно: за свои 2 часа ты вымок и замёрз, за 4 не согрелся и не выспался, а тут надо опять вытряхиваться из спальника, залезать в мокрый непромоканец и идти вахтить.

Навигатор бдит
Навигатор бдит

На третий день стало тепло, и экипаж резко разделся. Но ночью всё равно необходим тулуп — таково уж Японское море и перепады температуры в этой части мира.

Ночью появились южнокорейские рыбаки. Они ловят сайру и кальмара, а приманивают их светом прожекторов. А так как ходят они сотнями, в море ночью просто светло.

Рыбаки ночью
Рыбаки ночью

Наутро мы увидели и самих сабжей. Масштабы рыболовецкого флота поражают. Впрочем, большую часть составляют мелкие частные кораблики. Живёт себе семья, ходит в море, ловит рыбу.

Типичный корейский рыбак
Типичный корейский рыбак

Да и кроме рыбаков народу в море хватает. Довольно часто встречаются Coast Guard. Проскакивают кабелеукладчики — большие жуткие чудовища. Возле портов клубятся контейнеровозы с танкерами. Очень много ходит буксиров и грузовых платформ. В Корее мощная судостроительная отрасль, причём процесс поставлен так, что части судов строятся на разных заводах, а потом доставляются в одно место, где из них собирают большой корабль. Поэтому нередко видишь, как по морю тащат кусок кормы, или надстройку, или ещё какую-нибудь часть.

Кусок газпромовской буровой вышки
Кусок газпромовской буровой вышки

Днём мы наконец увидели землю. А именно, крупный корейский порт Пусан. Но нам туда было не надо.

Ещё через сутки с небольшим, поздним вечером, Uminoko ошвартовалась в Тоньёне. О, это ощущение твёрдой земли под ногами!

Тоньён

Наутро, при свете дня вокруг нас обнаружилась толпа приморских лодок. Как не уходили из Владивостока.

Будто весь «Семь футов» переехал в Корею
Будто весь «Семь футов» переехал в Корею

Для соревнований корейцы делают временный понтон из пластиковых кубиков. Потом разбирают
Для соревнований корейцы делают временный понтон из пластиковых кубиков. Потом разбирают

Потом пришли корейские власти, забрали у нас паспорта для прохождения границы и не отдавали два дня.

В Тоньёне мы пробыли 5 дней. Отгоняли «Кубок адмирала Ли Сун Сина», заняли почётное 9 место из 18.

Где, как не в Корее, встретишь «Весту» под парусами
Где, как не в Корее, встретишь «Весту» под парусами

Гонки были небольшие, и вообще мероприятие скорее праздничное, чем спортивное. Так что оставалось много времени посмотреть город. Тоньён — маленький приятный город, показавшийся мне похожим на Находку. Там есть судостроительный завод, канатная дорога и пешеходный переход под заливом. Со стороны завода по утрам доносится музыка Моцарта.

Тоньён сверху
Тоньён сверху
Судостроительный завод
Судостроительный завод
Типичный корейский ландшафт
Типичный корейский ландшафт

Плавкраны покрашены в весёлые цвета
Плавкраны покрашены в весёлые цвета

Вся набережная заставлена аквариумами с живой рыбой
Вся набережная заставлена аквариумами с живой рыбой
На набережной рядом паркуются машины и швартуются рыбаки
На набережной рядом паркуются машины и швартуются рыбаки

Тоньён – Мокпо

После окончания регаты мы отправились на следующую. Она проходила в городе Мокпо, что на самом юге материковой части Кореи. А ещё в этом месте Японское море превращается в Жёлтое.

В Корее около двух тысяч островов и островочков. И большая часть из них находится именно в южной части. Плавание в этой части имеет свою специфику. Во-первых, здесь довольно чувствительные реверсивные течения. Попутное течение способно сделать из 3 узлов 9, а встречное унести далеко назад, так что лучше с ним даже не бороться, а переждать. А соль в том, что никаких атласов течений тут днём с огнём не сыщешь. Как ходят сами корейцы — тайна сия велика. А вторая опасность состоит в том, что между островами очень много fisheries — сетей и огородов с аквакультурами. Тянутся они сплошными полями, есть только небольшие проходы для самих рыбаков. Ходить там можно, но осторожно: только под двигателем и исключительно днём.

Типичный морской огород
Типичный морской огород

Если ты не кореец и не знаешь путей между островами, как свои пять пальцев, для прохождения всей этой каши есть две тактики. Первая — уйти подальше в море и обойти всё стороной. Вторая — напроситься ведомым к корейцам и идти за ними. В обоих случаях дойдёшь за три дня. Но морями это будет нон-стоп и какая угодно погода, а во втором — тишь, гладь и остановки на ночь в защищённых гаванях.

Прогноз в море был довольно пессимистичный, и Николай Николаевич в очередной раз заволновался за мачту. Она действительно всегда кажется слишком тонкой по сравнению с мачтами других 40-футовиков. Через полтора года знающие люди в Гонконге расскажут кэпу, что Yamaha, построившая Юминоко, тогда делала мачты с переменным сечением, которые тоньше, но не менее крепкие. Но в то время он этого ещё не знал. И договорился пойти с корейцами через острова. Шёл флот из четырёх лодок, а флагманом был 70-футовик Team Drake, управляемый в одиночку капитаном с редкой фамилией Ким.

Team Drake
Team Drake

В назначенное время в 7 утра корейцы начали потихоньку выходить в море. А у нас два члена экипажа куда-то запропастились. Как ушли ночевать в баню (в Корее это в порядке вещей, а для яхтсменов и вовсе спасение, ибо дубак в стране утренней свежести бывает тот ещё, и простыть на яхте раз плюнуть), так ни слуху ни духу. А поскольку Южная Корея, особенно в мелких городах, абсолютно безопасна, то явно проспали. И вот ситуация: корейский флот уже крутится в море и ждёт нас, а у нас такая неприятность. Варианты — отпустить корейцев и идти морями, либо выходить имеющимся в наличии экипажем, оставив опоздавшим деньги, документы и вещи на соседней русской лодке.

Капитан принял решение уходить. Впоследствии по этому поводу была масса разговоров в Приморской федерации парусного спорта, его всячески заклеймили и осудили. Да и до сих пор эта история ещё переживается некоторыми её участниками. Но решение было взвешенное и, на мой взгляд, совершенно правильное, так как действительно безопаснее идти вчетвером по спокойному морю, чем всемером по бушующему. А вчетвером — это потому что ещё один член экипажа счёл поступок капитана аморальным и сам отказался дальше идти.

Итак, сокращённый экипаж Юминоко вышел в море и направился вслед за корейцами. Первый переход занял буквально несколько часов. Дальше, как сказал Ким, начало работать течение, против которого у нас нет шансов. Так что в два часа дня мы швартовались в рыбацкой деревне Андо. Деревня совсем маленькая: несколько домов и полицейский участок. Корейская полиция очень милая. Преступность у них практически отсутствует, так что в участок можно зайти попить кофе, спросить дорогу и поговорить о жизни. Мы в Андо ходили в полицию постирать и принять душ.

Андо
Андо

На следующий переход мы вышли уже втроём: один наш захотел составить компанию Киму на Team Drake, а капитан не возражал. За полсуток перебежали в небольшой город Вандо, прицепились к какой-то барже и зажили до утра.

Вандо — типичный корейский город
Вандо — типичный корейский город

Uminoko и Team Drake на стоянке в Вандо
Uminoko и Team Drake на стоянке в Вандо

Дальше предстояла дорога до самого Мокпо. Этот путь нашему капитану был уже знаком. А ещё по дороге был мост, низковатый для мачты Team Drake. Поэтому он на какое-то время нас покинул и пошёл обходить острова, а мы с ещё парой лодок отправились коротким путём.

Мост проползали на полутора узлах. Было встречное течение, которое готовилось смениться на попутное. Кроме моста присутствовали линии электропередач, которых я боюсь чуть ли не ещё больше.

Такой вот он пугающий
Такой вот он пугающий

Драматичный момент, и… ничего страшного не происходит
Драматичный момент, и… ничего страшного не происходит

Вода на границе двух морей ведёт себя своеобразно
Вода на границе двух морей ведёт себя своеобразно

Прошли мост, капитан пожарил яичницу с луком, жизнь наладилась. К тому же и поворот на Мокпо нарисовался. Вскоре мы уже дошли до места стоянки и ошвартовались.

Uminoko в Мокпо
Uminoko в Мокпо

Мокпо

Стояли мы не в самом городе, а где-то на отшибе. Там рыболовецкий порт и красивый парк с каналом и мостиками.

На следующий день объявился опоздавший в Тоньёне экипаж. Пришёл с повинной и был принят обратно. Мы подали заявку и пошли на гонки. Гонялись хорошо, каждый день были на призовых местах. Впрочем, народу было не так много, в нашем классе не больше десятка лодок.

Гвоздём программы должна была быть гонка Мокпо – Чеджудо, но её отменили из-за штормового предупреждения. Взамен нам дали гораздо меньшую дистанцию. На этом регата и закончилась. У нас получилось итоговое 2 место, что неплохо.

После окончания регаты погода совсем испортилась. Coast Guard закрыл море на лопату, и нам осталось только ждать погоды. Корейцы переселились жить в офис регаты. Натащили еды и сели смотреть фильмы на проекторе. Мы же шатались по городу и глазели по сторонам. А ветер крепчал. На одной из лодок размотало и разорвало стаксель за закрутке.

Душераздирающее зрелище
Душераздирающее зрелище

Через три дня ветер стих, и мы смогли наконец уйти в море. План был снова флотом сквозь острова дойти обратно в Тоньён, где планировалось поставить Юминоко на зиму.

Мокпо – Тоньён

Первая остановка по дороге в Тоньён снова была в Вандо.

Ещё неделю назад мы ухитрились потерять где-то на яхте бутыль с маслом для двигателя. В каждом городе бегали по автомагазинам, искали такое же и не находили. Удивительно: масло корейское, а в Корее его нет. И вот, пришли в Вандо, облазили там всё, снова не нашли масла и опечалились, потому что в двигателе оно уже практически иссякло. А тут оно взяло и нашлось в форпике на штатном месте. Радость была просто неимоверная. В очередной раз подтвердилась призказка капитана: у нас ничего не теряется, у нас долго не находится.

А ещё в Вандо я осознала, что за почти три недели экипаж мне осточертел. Втроём ходить нормально, а вот вшестером тяжко. Очень хотелось куда-нибудь сбежать. И вот, к нам лагом встал японец, который шёл один. К нему я и напросилась на переход до Йокчидо.

Японца звали Джун, было ему под 60, в прошлом телеоператор. Несколько лет назад ходил в дабл-хендовую гонку Мельбурн – Осака. Лодка у него где-то 35-футовая, называется Salaku, что переводится вроде «Странник». Она заточена под управлению двумя людьми, но и одному в компании автопилота ходить вполне нормально. В гонках в Мокпо участвовал тоже в одиночку, и даже какое-то приличное место занял, вроде 6 из более чем 20. У яхты штурвал, но неожиданно очень удобный. Я привыкла к румпелю, в штурвалах всё время путаюсь, но на Salaku чувствовала себя на руле вполне уверенно.

Рулю на Salaku
Рулю на Salaku

Шли долго, чуть меньше суток. Team Drake принял прогноз и рассказал, что грядёт что-то нехорошее. Николай Николаевич предложил не идти на Йокчидо, а сразу пилить на Тоньён. Все согласились.

Джун приготовил на обед рис с каким-то японским спейсфудом. Я на ужин сотворила макароны по-флотски из утащенных с Юминоко ракушек и тушёнки. Японец пришёл в восторг.

Встретили Team Drake со штормовым стакселем. Удивились, чего это он устроил парусные учения посреди островов.

На Юминоко пытались троллить рыбу. Как всегда, безуспешно. Забавно наблюдать за жизнью лодки со стороны.

Uminoko в море
Uminoko в море

Долго ли, коротко ли, дошли мы уже в ночи до Тоньёна. На входе у Юминоко не завёлся двигатель. Мы с Джуном уже морально приготовились её буксировать, но они и сами нормально долавировались до гавани и пришвартовались. А вот Team Drake совсем не повезло. Сначала у него сломался двигатель, по поводу чего он и поставил парус. А потом упала мачта. Как так случилось, до сих пор остаётся для меня загадкой. После этого яхта несколько лет не ходила: починка карбоновой мачты оказалась очень непростым занятием, да и вообще так сложилось.

Team Drake
Team Drake

Тоньён был последней точкой нашего яхтенного путешествия. Uminoko и её капитан остались в Корее. Мы уехали во Владивосток на пароме.

Сотрудники морвокзала в Донгхэ прощаются с паромом
Сотрудники морвокзала в Донгхэ прощаются с паромом
Нет комментариев

Оставьте комментарий